Мы не можем игнорировать вред социального дистанцирования


 

 

John M. Mandrola, MD*

1 Мая 2020г.

Источник: www.medscape.com
 

Я беспокоюсь, что в период неопределенности избегаются многие трудные вопросы. Я постараюсь не быть глухонемым, ведь как нам необходимо обсуждать с пациентами прогноз их онкологических или сердечно-сосудистых заболеваний, так же важно решать сложные вопросы, касающиеся кризиса COVID-19.

Политика социального дистанцирования наносит людям вред, причем не потенциальный, а реальный. Экономический вред - это эвфемизм, потому что экономика - это люди.

У меня были пациенты, которые переставали принимать лекарства в связи с потерей работы. Когда я заявляю об этом публично, некоторые начинают отмахиваться от меня, утверждая, что американское здравоохранение несправедливо; это правдивое заявление, но все же нелогичное. Мы живем не в той системе здравоохранения, которую хотели бы иметь, а в той, которая у нас есть.

В недавно опубликованной статье, подготовленной в виде препринта, высказывается предположение, что значительная доля избыточных смертей, наблюдаемых во время нынешней пандемии в Шотландии, Нидерландах и Нью-Йорке, не связана с COVID-19 и может представлять собой избыточную смертность по другим причинам.

Хотя и было доказано, что вирус наносит вред меньшинствам и обездоленным, верно также и то, что эти самые группы могут быть непропорционально сильно затронуты нынешним политическим курсом. Закрытие клиник и сокращение количества общих коек в больницах из-за COVID-19, наносит вред больше бедным, чем богатым. Например, стало огромной проблемой базовое лечение варфарином неблагополучных пациентов.

У меня нет простого ответа на вопрос о неравенстве в обществе, но публичные представители интеллигенции не могут игнорировать тот факт, что лица, принимающие решения, имеют такую роскошь, как работа и возможность работать из дома. Вмешательство государства сделало бедных еще беднее. Raj Chetty и его коллеги показали, что низкий уровень благосостояния тесно связан с более короткой продолжительностью жизни.

А еще есть пожилые люди. Один из моих коллег предложил целенаправленные стратегии защиты пожилых людей. Это звучит превосходно. Поставьте охрану в домах престарелых; не допускайте к пожилым людям посетителей.

Опять же, реальность такова, что вы можете изолировать пожилых людей на месяц или два, но будут ли дети и внуки избегать бабушек и дедушек бесконечно? Неужели одиночество – пустое слово?

А как насчет единственного опекуна человека с деменцией? Прежде чем дистанцироваться от общества, пожилые люди могли получить помощь от родственников или соседей. Теперь это бремя ложится на одного человека. Невидимый вред - это все еще вред. Более молодой член семьи может заразить пожилого человека, но и отсутствие близких людей также может быть вредным.

Мой последний, но самый важный комментарий - это временная шкала и конечные точки для борьбы с этим вирусом. Возьмем Швецию. Многое было сказано о более умеренной политике социального дистанцирования, проводимой Шведским правительством. Те, кто ратует за более строгие меры, указывают на увеличение кривой смертности COVID-19 в Швеции по сравнению с ее северными соседями. Проблема такого мышления заключается в том, что оно противоречит как временной шкале, так и конечной точке вмешательства COVID-19. Вирус не будет полностью искоренен. SARS-CoV-2 распространится, и это убьет людей. Но то же самое будет и в случае жесткого политического вмешательства.

Более мягкая ограничительная политика в сочетании с внимательным наблюдением за общественным здравоохранением не приравнивается к идее жертвоприношения уязвимых групп населения. Скорее, это попытка уравновесить непрерывный не дихотомический характер как смертности от COVID, так и прочие причины летальности.

COVID-19 - это только одна причина смерти; в течение следующих 2 лет будет гораздо больше смертей не от этой инфекции. Вот почему конечная статистическая точка этого заболевания - не это лето или следующее, а, возможно, лето после этого. И в этой точке мы должны будем оценить смертность не только от COVID-19, но и от других причин.

 

Заключение

Решение лечить саму болезнь приносит как пользу, так и вред. Когда нет лекарства, а в наличии оно бывает редко, мы рассматриваем исходы как болезни, так и вмешательства.

Иногда лучшим выбором является бездействие, иногда умеренность в действиях, а иногда лучше всего агрессивное вмешательство. Но каков бы ни был выбор, мы не можем игнорировать действительность, какой бы суровой она ни была.

Коронавирус - это плохо, но мы можем ухудшить ситуацию, избегая открытого обсуждения важных вопросов.

 

 

*John Mandrola практикует сердечную электрофизиологию в Луисвилле, штат Кентукки, и является писателем и ведущим подкаста на Medscape. Он придерживается консервативного подхода к медицинской практике, участвует в клинических исследованиях и часто пишет об обновлениях в медицинских показаниях.


Популярное

Трансляция "Актуальные вопросы эндоскопической диагностики предрака толстой кишки"
Приглашаем Вас принять участие в экспертном образовательном вебинаре, который проходит при поддержке компании Olympus "Актуальные вопросы эндоскопической диагностики предрака толстой кишки"

Мероприятия